Сельская жизнь
Сайт общественно-политической газеты Отрадненского района Краснодарского края
Газета издается с 10 сентября 1930 г.
$ 75.03 € 88.95 сегодня +22...+11 без осадков завтра +16...+24 без осадков
      
 
Новости

Реквием по молодости

Дата публикации: 12.09.2020

Реальная история излечившегося наркомана

Костя родился в обычной семье советских тружеников. Казалось бы, начало газетной статьи об инженере-строителе или комбайнере. Нет, не все так радужно. Это интервью – тяжелый рассказ наркомана. Имя, конечно же, изменено. И понятно, ведь не каждый решится на такую «исповедь».

Встречу для интервью назначаю у меня дома, за чашкой чая. Так легче.

И ему, и мне.

- Костя, не буду спрашивать про детство, зная твоих родителей, думаю, оно было безоблачным. Поэтому скажи, когда ты начал колоться?

- Да, как и многие, лет в 18, а может в 17. Помню, что первый раз, когда я хотел попробовать, мне не дали. С другом, он уже тогда «торчал», пришли «на хату», где собирались наркоманы, я сказал, что хочу. Но один взрослый мужик меня просто выгнал, дав подзатыльника. Сказал, что знает моих родителей и не желает им такого зла. На какое-то время это меня остановило, но потом я все же попробовал. Уж очень хотелось побывать в «нирване».

- Ты сразу втянулся?

- Ты знаешь, да. Многие, попробовав впервые, отказываются от продолжения, но я сразу «кайфанул», может от того, что был морально готов и находился в предвкушении эйфории.

- А дальше?

- А что дальше… Дальше стал с азартом «вникать в тему». Поначалу деньги на дозу находились легко, родители не подозревали. Я тогда учился в институте и они без подозрений выделяли мне деньги на карманные. А то, что мои расходы возросли, я объяснял тем, что, якобы, стал дружить с девушкой и хочу радовать ее какими-то незначительными подарками. Матушка даже радовалась, все ждала, когда же я их познакомлю. От этих разговоров я, естественно, уходил. Говорил, что еще рано.

- Ты же понимал, что обман когда-то откроется?

- Конечно, понимал, но мне было все равно. Главное, что деньги давали. Целью жизни была очередная доза. Однажды, придя домой, услышал резкий запах сердечных капель. Из комнаты родителей доносились всхлипы матери и голос отца. Он говорил, что предупреждал ее, а она не хотела его слышать. Дверь в комнату открылась, вышел батя. Увидев меня, молча, без разговора, ударил меня кулаком в лицо. Потом еще и еще… Мать кинулась меня защищать… Отец словно озверел… но в какой-то момент, увидев мое лицо в крови, остановился… Плюнув на меня, оттолкнув маму, вышел, громко хлопнув дверью. Оказывается, меня «заложили» соседи, кто-то видел меня в компании наркоманов «на хате». Дома начался хаос. Отец ходил чернее тучи, мама постоянно плакала, стала жаловаться на сердце. Но, что ты думаешь, меня же это не останавливало. Я убегал, кололся, приходил домой «под кайфом», закрывался в своей комнате. В эти моменты мне было плевать на всех.

- Как решил бросить?

- Конечно, не сразу. Мои бедные родители, что они пережили: мама уговаривала, приводила психологов, отец даже привязывал меня к батарее. Все безрезультатно. Я вынес из дома все ценное. Даже выкрал обручальные кольца родителей. Но они не сломались, надеялись на чудо. За четыре года я успел «поймать» две судимости, отсидеть полтора года. Вот, когда сидел, тогда и решил «завязать», чтобы не возвращаться «на зону».

- Как произошло освобождение от зависимости?

- Честно скажу, она меня еще до конца не отпустила. Иногда снится, будто я «ширяюсь» и меня «накрывает». Говорят, что наркоманов бывших не бывает, наверное, это правда. Всегда хочется какого-то ненатурального удовольствия. Поначалу снимал желание травкой, потом перешел на алкоголь. А вообще, все зависит от тебя самого и твоих близких. У моих родителей хватило здоровья и сил меня вытащить. Правда «перекумаривал» я на этапе, чуть не сдох. Это даже вспоминать страшно. Боль дикая, выкручивающая, кажется, даже все волоски на теле болят, не то, что суставы и органы. Я буквально умирал от боли. Но, видимо, потому что «стаж» у меня был еще не очень большой, органы были не до конца убиты и сердце крепкое, я выжил. О том, как на зоне снимал ломку, рассказывать не буду, не нужно это. А вот после срока, когда родители забирали меня, я дал себе слово «завязать» (не в первый раз, да и что значит слово наркомана, но тем не менее). Мама с тревогой и слезами на глазах, поседевшая, постаревшая. Отец, тоже постаревший, с глубокими морщинами, какой-то серый. Жутко осознавать, что это дело твоих рук.

- После тюрьмы не было соблазна встретиться со старыми дружками?

- Конечно, был. Но мои родители оказались «продуманнее» меня. Из зоны они не повезли меня домой, а направились на север, к брату отца в Пермский край. Дядька живет в глухой деревне, занимается охотой и рыбалкой. Ехали мы долго. Родители основательно подготовились к моему освобождению. Привезли с собой сменную одежду и принадлежности, а в дорогу запаслись едой и водой. Я думал, что батя у меня суровый… Дядька взялся за меня. Отвез на дальнее зимовье, поставлял продукты, сигареты, одежду и книги – исторические романы, приключенческие и Библию. Так, отшельником, я прожил год. Бежать было некуда, да и дядька предупредил, если попытаюсь бежать или еще чего – пристрелит и никто меня не найдет. На свежем воздухе, на натуральных продуктах отъелся, от физических нагрузок восстановились мышцы. Потом еще полгода жил в деревне, под присмотром тетки и двоюродного брата.

- Родители навещали?

- Да, один раз приезжали, батя меня, как коня на ярмарке, осмотрел, зубы, руки, глаза… И неприятно было, и понимал, что это горькая необходимость.

- Чем планируешь заниматься в «новой» жизни?

- Я здесь только месяц, но понимаю, что могу сорваться, поэтому, скорее всего, поеду к дядьке жить. Мне нужно еще пару лет, как минимум. Вот так и проходит моя молодость. Самые красивые годы я собственноручно сжег.

- Это жестокий урок жизни. А что ты мог бы сказать тем, у кого такая же беда сейчас?

- Это реально беда, страшная беда. Парням и девушкам посоветовал бы не слушать друзей, которым «по кайфу», а если уж очень хочется, посмотреть сначала на их «ломку», в сети куча подобных роликов, а уж потом решать, стоит ли пробовать. А взрослым нужно очень внимательно следить за детьми. Больше общаться с ними, доверять и уметь выслушать, чтобы не пропустить «опасный поворот», потом это сделать будет сложнее. Понимаете, наркоман, когда втягивается, почти перестает быть человеком, со временем все лучшее в нем умирает. Остается «особь», озабоченная лишь одним вопросом: «Где взять денег на дозу?» Вот тут лучшие театральные сцены мира «отдыхают». Мастерству вранья наркомана нет равных. Верить нельзя ни одному слову. А родным, насколько у них хватит сил, надо бороться за близкого человека. Пытаться достучаться до его сознания. Первое «отлучение» лучше, конечно, делать в клинике или хотя бы в присутствии медиков, а уж потом глаз не спускать и, по возможности, изолировать наркомана. И обязательно общаться с ним, не бросать один на один с болью. Но это мое субъективное мнение. Может, кто-то посоветует другой способ.

- Ну что ж, Костя, остается только пожелать тебе благоразумия и воли.

- Дай Бог. Я пойду, а ты напиши все, как я сказал. Может кому-то это и поможет.

Константин уходит, оставив рой тяжелых мыслей в моей голове. Жутко. Жалко. Всех. Но надежда на лучшее тонким лучиком светит сквозь тучи, а значит, все в этой семье наладится. Родители своей любовью, взаимной поддержкой и мужеством доказали, что побороть беду можно.
Любовь Михайлова. Фото из сети Интернет.
Номер: 110 (8438)
Рубрика: Антинарко
 
Новости

Реквием по молодости

Дата публикации: 12.09.2020

Реальная история излечившегося наркомана

Костя родился в обычной семье советских тружеников. Казалось бы, начало газетной статьи об инженере-строителе или комбайнере. Нет, не все так радужно. Это интервью – тяжелый рассказ наркомана. Имя, конечно же, изменено. И понятно, ведь не каждый решится на такую «исповедь».

Встречу для интервью назначаю у меня дома, за чашкой чая. Так легче.

И ему, и мне.

- Костя, не буду спрашивать про детство, зная твоих родителей, думаю, оно было безоблачным. Поэтому скажи, когда ты начал колоться?

- Да, как и многие, лет в 18, а может в 17. Помню, что первый раз, когда я хотел попробовать, мне не дали. С другом, он уже тогда «торчал», пришли «на хату», где собирались наркоманы, я сказал, что хочу. Но один взрослый мужик меня просто выгнал, дав подзатыльника. Сказал, что знает моих родителей и не желает им такого зла. На какое-то время это меня остановило, но потом я все же попробовал. Уж очень хотелось побывать в «нирване».

- Ты сразу втянулся?

- Ты знаешь, да. Многие, попробовав впервые, отказываются от продолжения, но я сразу «кайфанул», может от того, что был морально готов и находился в предвкушении эйфории.

- А дальше?

- А что дальше… Дальше стал с азартом «вникать в тему». Поначалу деньги на дозу находились легко, родители не подозревали. Я тогда учился в институте и они без подозрений выделяли мне деньги на карманные. А то, что мои расходы возросли, я объяснял тем, что, якобы, стал дружить с девушкой и хочу радовать ее какими-то незначительными подарками. Матушка даже радовалась, все ждала, когда же я их познакомлю. От этих разговоров я, естественно, уходил. Говорил, что еще рано.

- Ты же понимал, что обман когда-то откроется?

- Конечно, понимал, но мне было все равно. Главное, что деньги давали. Целью жизни была очередная доза. Однажды, придя домой, услышал резкий запах сердечных капель. Из комнаты родителей доносились всхлипы матери и голос отца. Он говорил, что предупреждал ее, а она не хотела его слышать. Дверь в комнату открылась, вышел батя. Увидев меня, молча, без разговора, ударил меня кулаком в лицо. Потом еще и еще… Мать кинулась меня защищать… Отец словно озверел… но в какой-то момент, увидев мое лицо в крови, остановился… Плюнув на меня, оттолкнув маму, вышел, громко хлопнув дверью. Оказывается, меня «заложили» соседи, кто-то видел меня в компании наркоманов «на хате». Дома начался хаос. Отец ходил чернее тучи, мама постоянно плакала, стала жаловаться на сердце. Но, что ты думаешь, меня же это не останавливало. Я убегал, кололся, приходил домой «под кайфом», закрывался в своей комнате. В эти моменты мне было плевать на всех.

- Как решил бросить?

- Конечно, не сразу. Мои бедные родители, что они пережили: мама уговаривала, приводила психологов, отец даже привязывал меня к батарее. Все безрезультатно. Я вынес из дома все ценное. Даже выкрал обручальные кольца родителей. Но они не сломались, надеялись на чудо. За четыре года я успел «поймать» две судимости, отсидеть полтора года. Вот, когда сидел, тогда и решил «завязать», чтобы не возвращаться «на зону».

- Как произошло освобождение от зависимости?

- Честно скажу, она меня еще до конца не отпустила. Иногда снится, будто я «ширяюсь» и меня «накрывает». Говорят, что наркоманов бывших не бывает, наверное, это правда. Всегда хочется какого-то ненатурального удовольствия. Поначалу снимал желание травкой, потом перешел на алкоголь. А вообще, все зависит от тебя самого и твоих близких. У моих родителей хватило здоровья и сил меня вытащить. Правда «перекумаривал» я на этапе, чуть не сдох. Это даже вспоминать страшно. Боль дикая, выкручивающая, кажется, даже все волоски на теле болят, не то, что суставы и органы. Я буквально умирал от боли. Но, видимо, потому что «стаж» у меня был еще не очень большой, органы были не до конца убиты и сердце крепкое, я выжил. О том, как на зоне снимал ломку, рассказывать не буду, не нужно это. А вот после срока, когда родители забирали меня, я дал себе слово «завязать» (не в первый раз, да и что значит слово наркомана, но тем не менее). Мама с тревогой и слезами на глазах, поседевшая, постаревшая. Отец, тоже постаревший, с глубокими морщинами, какой-то серый. Жутко осознавать, что это дело твоих рук.

- После тюрьмы не было соблазна встретиться со старыми дружками?

- Конечно, был. Но мои родители оказались «продуманнее» меня. Из зоны они не повезли меня домой, а направились на север, к брату отца в Пермский край. Дядька живет в глухой деревне, занимается охотой и рыбалкой. Ехали мы долго. Родители основательно подготовились к моему освобождению. Привезли с собой сменную одежду и принадлежности, а в дорогу запаслись едой и водой. Я думал, что батя у меня суровый… Дядька взялся за меня. Отвез на дальнее зимовье, поставлял продукты, сигареты, одежду и книги – исторические романы, приключенческие и Библию. Так, отшельником, я прожил год. Бежать было некуда, да и дядька предупредил, если попытаюсь бежать или еще чего – пристрелит и никто меня не найдет. На свежем воздухе, на натуральных продуктах отъелся, от физических нагрузок восстановились мышцы. Потом еще полгода жил в деревне, под присмотром тетки и двоюродного брата.

- Родители навещали?

- Да, один раз приезжали, батя меня, как коня на ярмарке, осмотрел, зубы, руки, глаза… И неприятно было, и понимал, что это горькая необходимость.

- Чем планируешь заниматься в «новой» жизни?

- Я здесь только месяц, но понимаю, что могу сорваться, поэтому, скорее всего, поеду к дядьке жить. Мне нужно еще пару лет, как минимум. Вот так и проходит моя молодость. Самые красивые годы я собственноручно сжег.

- Это жестокий урок жизни. А что ты мог бы сказать тем, у кого такая же беда сейчас?

- Это реально беда, страшная беда. Парням и девушкам посоветовал бы не слушать друзей, которым «по кайфу», а если уж очень хочется, посмотреть сначала на их «ломку», в сети куча подобных роликов, а уж потом решать, стоит ли пробовать. А взрослым нужно очень внимательно следить за детьми. Больше общаться с ними, доверять и уметь выслушать, чтобы не пропустить «опасный поворот», потом это сделать будет сложнее. Понимаете, наркоман, когда втягивается, почти перестает быть человеком, со временем все лучшее в нем умирает. Остается «особь», озабоченная лишь одним вопросом: «Где взять денег на дозу?» Вот тут лучшие театральные сцены мира «отдыхают». Мастерству вранья наркомана нет равных. Верить нельзя ни одному слову. А родным, насколько у них хватит сил, надо бороться за близкого человека. Пытаться достучаться до его сознания. Первое «отлучение» лучше, конечно, делать в клинике или хотя бы в присутствии медиков, а уж потом глаз не спускать и, по возможности, изолировать наркомана. И обязательно общаться с ним, не бросать один на один с болью. Но это мое субъективное мнение. Может, кто-то посоветует другой способ.

- Ну что ж, Костя, остается только пожелать тебе благоразумия и воли.

- Дай Бог. Я пойду, а ты напиши все, как я сказал. Может кому-то это и поможет.

Константин уходит, оставив рой тяжелых мыслей в моей голове. Жутко. Жалко. Всех. Но надежда на лучшее тонким лучиком светит сквозь тучи, а значит, все в этой семье наладится. Родители своей любовью, взаимной поддержкой и мужеством доказали, что побороть беду можно.
Любовь Михайлова. Фото из сети Интернет.
Номер: 110 (8438)
Рубрика: Антинарко